HAWAI'I IS CLOSED



Неделю назад губернатор распорядился о введении карантина на островах. Все прибывающие-
и туристы, и резиденты обязаны по прилёту провести две недели на карантине. На первой пресс-
конференции, состоявшейся по этому случаю было подчеркнуто, что все прочие должны сидеть дома
и без нужды никуда не шляться. Только если кому на работу, которая будет властями признана
жизненно важной. Но после работы-домой, никаких пляжей и сёрфинга!
Туристы в своей массе народ смекалистый и рванул домой. Для непонятливых организовали пикеты в посещаемых ими местах с плакатами-"Мы вам не рады".
Новых дураков сидеть в гостиничном номере две недели не нашлось.Пресс-конференция была в Сб
21 марта, если я не путаю. В понедельник раскрыли детали. Оказалось, что гулять, хайкать, плавать и
серфить можно, но осторожно- не ближе 6 футов друг от друга. То то я удивлялся, как же они смогут
заставить сидеть дома людей, привыкших проводить время на пляжах? Особенно когда на улице жара.

К концу недели Кауаи, где мы живём опустели. Вчера был один авиарейс с возвращающимися с материка резидентами в количестве 37 человек.
На улицах и в магазинах пусто, рестораны закрыты. Всего на острове постоянных жителей около 70 тыс, в то время как туристов в год приезжает около 1,3 млн. По сведениям туристического бюро Кауаи в среднем каждый день на острове находится до 35 тыс туристов. Большая часть рабочих мест на острове и дохода его жителей- это туризм.
Каждый турист в среднем оставляет здесь в день 200 долларов.
Трудно себе представить тот экономический ущерб, который будет нанесен им карантином и самоизоляцией.
Но пока об этом не пишут. На первой полосе местной газеты крупными буквами-
- число выявленных больных коронавирусом на 28 марта 7 человек.

Интересно, когда начнут публиковать данные о безработице?

В онлайн форуме нашей коммьюнити, где 90% пенсионеры с материка,
обсуждается вопрос установки камер слежения. Большинство уверены в росте криминала, увы.

Неделя после введения карантина выдалась ветреной и дождливой. А сегодня всю ночь сверкали молнии, гремел
гром и лило как из ведра. В очередной раз подтопило долину реки Ханалеи и одноименный посёлок.



Что стоит за Гретой Тунберг?





Недавно небезызвестный А. Илларионов разместил пост с названием "Гретенизм", в котором, в частности пишет-"Главная проблема с Гретой Тунберг вызвана тем, что популяризируемая через ее выступления идеология гретинизма принципиально отличается от предыдущих версий климатического алармизма. Гретинизм является качественно иной идеологией, открыто нацеленной на прекращение экономического роста – главного инструмента, создавшего нынешнюю человеческую цивилизацию и, следовательно, против самой современной человеческой цивилизации."

https://aillarionov.livejournal.com/1159358.html

Полностью с ним согласен. Текст большой, поэтому хочется отметить для себя несколько самых интересных,
как мне кажется моментов. Так, Илларионов приводит следующие высказывания идеологов т.н. гретенизма-

"Выступая в Брюсселе в 2015 году, г-жа Фигерес(дочь трехкратного президента Коста-Рики и сестра другого президента Коста-Рики, в 2010-2016 годах являвшейся исполнительным секретарем Комиссии ООН по изменению климата и ставшей «архитектором» Парижского соглашения по климату в 2015 г) в порыве откровения рассказала о стратегической цели климатических алармистов:
Их целью является не спасение мира от экологического бедствия, а уничтожение капитализма. Она сказала весьма небрежно:
«Это первый случай в истории человечества, когда мы ставим перед собой задачу намеренно, в течение определенного периода времени, изменить модель экономического развития, господствовавшую не менее 150 лет после промышленной революции».
Она даже подтвердила эту цель, указав, что это не ошибка:
«Это, вероятно, самая трудная задача, какую мы когда-либо ставили перед собой, заключающаяся впервые в истории человечества в намеренной трансформации модели экономического развития».

Как мне кажется, "намеренная трансформация модели экономического развития" (и не только экономического),
была впервые не только спланирована, но и осуществлена в результате октябрьского переворота 1917 года
большевиками. Так что уже есть пример того, к чему приводят такие всеблагие намерения.
И, кроме того, то, что происходит сейчас прямо на наших глазах с раздуванием потепленческого алармизма,
явно показывает фактическое наличие заговора лиц, возомнивших себя вершителями судеб человечества, преследующих
совсем иные цели, нежели у их недалёких сторонников.
Так что шуточки о недалёких людях, сторонниках "теории заговоров", не отменяют того факта, что заговоры
таки реально существуют.

Про синдром Аспергера.

Ну на самом то деле совсем не об этом. На днях в блоге med_history ,была опубликован
пост "Правда, ложь и политика расовой гигиены Ганса Аспергера"
https://med-history.livejournal.com/172839.html?page=2
История сама по себе конечно, интересная, но я не об этом. Гораздо интереснее, какая вокруг этой истории
развернулась дискуссия. По сути обсуждался вопрос, поднятый в посте следующим образом- можно ли создать максимально здоровое общество, изолируя и уничтожая детей с наследственными заболеваниями.

По результатам дискуссии можно смело сказать, что большинство комментаторов считают, что это не вопрос-
можно или нельзя, а это просто таки необходимость настоятельнейшая. В своем комменте я коснулся только
двух примечательных персонажей- медсестры, судя по всему, молодой женщины, матери минимум двух деток
из какой то деревни в Свердловской области и "научного просветителя", молодого человека из ближнего
Подмосковья, фактически из столицы. Но там таких комментов как дерьма за баней в деревне.
Ниже текст моего коммента "по итогам"-


"Отличный пост, надо признать. И уже не первый на просторах русскоязычного интернета, где затрагивается эта тема.
Она, конечно, про медицину тоже, но, прежде всего про то, где проходит та грань, что отделяет человека от животного.
Возможно ли в принципе врачу остаться человеком, по сути приговаривая людей, а , тем более детей, к эвтаназии,
только за то, что они больны.
Оказывается, по мнению очень многих комментаторов- да, возможно, и, более того, этого не избежать,
иначе человечество де погибнет!

Среди них особо можно отметить медика, по её собственному признанию, из ПГТ Шаля, Свердловской области,
маму-ленку как минимум двух детей,mamko_lenko считающую, что это вполне себе ничего, убивать убогих "планета де перенаселена, а искусственый отбор плохо помогает)"

https://med-history.livejournal.com/172839.html?thread=2639911#t2639911
и старательно расставившая лайки тем, кто с этим согласен, и дизлайки тем, кто считает практику Т-4 по умерщвлению
больных бесчеловечной и давно осужденной в Нюрнберге, где приговорили к повешению как раз за такие взгляды и осуществление
их на практике ряд подобных мамке-ленке, с позволения сказать, медиков.
Но нет, всё равно- "к евгенике человечество придет все равно, хоть каким-то боком." твердит наша медсестричка.

Ещё один не менее интересный кадр- "просветитель" из подмосковного Зеленограда, посты которого в последнее время постоянно в топе,
ярый сторонник дарвинизма в его самом махровом виде, в том числе и идейной предшественницы расовой теории
немецкого нацизма- социал-дарвинизма, Дмитрий Савостьянов sevastian_mos , сын врача, между прочим.
Этот кадр по свойственной всем самоуверенным дуракам прямоте, не стесняясь, проповедует взгляды
один в один позаимствованные из той самой нацистской Aktion Tiergartenstrasse 4, о которой упоминается в посте и
в результате которой в Германии было стерилизовано и уничтожено более полумиллиона человек,
или более 90% всех душевнобольных пациентов по всей стране.
"Мне как разумному человеку, сложно одобрять разрешение на размножение любых ублюдков, включая маньяков и алкашей, как это можно сейчас."https://med-history.livejournal.com/172839.html?thread=2636071#t2636071
Это пишет молодой "патрулирующий Википедию", "просветитель", пользующийся, как видно, всяческой поддержкой Научного Совета ЖЖ.

Можно ещё примеры приводить, но зачем? и так в общем то ясно- общество российское, гордясь Победой над
нацистской Германией, скатилось ровно к тому же, причём нимало этим не смущаясь.

Про фашизм.

По случаю внезапно вспыхнувшего интереса к фильму известного кремлёвского пропагандиста Соловьёва
"Муссолини. Закат", снятого ещё в 2013 году- https://www.youtube.com/watch?v=s6fdPZrjRKI,
и вновь поднявшегося вопроса "что есть фашизм" и не наблюдаем ли мы его возрождение в России,
решил разместить здесь статью Юрия Кузнецова “Индуктивно-резонансная теория фашизма”.
Во-первых, потому, что мне она кажется наиболее полно и исчерпывающе объясняет этот феномен,
а, во-вторых, уже несколько сайтов, на которых она была раньше размещена, прекратили своё существование и
я боюсь, что найти её через некоторое время будет непросто.Collapse )

Есть правило: если запутались в определении какого-либо явления, то остается опереться на язык, слово – оно подскажет.

Слово «фашизм» происходит от итальянского fascismo, fascio – пучок, связка, объединение. Пучки прутьев – фасции, фасцы (лат. fasces) были символом системы власти в древнем Риме. Оттуда во многом и была почерпнута идеология германского фашизма, и даже название: первой империей провозглашалась средневековая «Священная Римская империя германской нации», второй — Германская империя 1871-1918 гг. Третьей должна была стать обновленная, воспрянувшая после поражения в Первой мировой войне и революции новая национальная Германия, которой, якобы, предстояло просуществовать тысячу лет.

Как бы мы ни рылись в идеологии фашизма – ничего опорного, ничего системного мы там не найдем, кроме того, что вся идеология сводится к формуле «мы правы, потому что мы вместе» (остальное все, что выдают фашисты – не больше, чем демагогия). Ничего, кроме «пучка» и нет…

Остается только одно – искать стержень фашизма не в идеологии, а в физиологии. И более всего он соответствует эффекту индукции, взаимозаражения, тому самому, который мы наблюдаем, когда люди собираются в толпу. И как только в толпе происходит какой-то резонанс, люди в ней резко меняют своё поведение, начинают себя вести необъяснимо агрессивно.

Разница лишь в том, что в толпе такой процесс происходит зримо и быстро, а фашистское заражение в обществе развивается пусть медленнее, но «надежнее» и куда разрушительнее. Развитие коммуникаций превратило фашистское заражение в глобальную катастрофу, как это случилось с Германией.

Кстати, формы индуктивного заражения могут быть совершенно неожиданными. Например, в 1962 году в Танзании возникла эпидемия смеха, охватившая 30000 людей.
Продолжительность приступов достигала нескольких месяцев непрерывного смеха. Симптомы, проявлявшиеся у заражённых смехом: боли, обмороки, проблемы с дыханием, сыпь, приступы плача, непроизвольные выкрики…

Эффект индукции свойственен не только людям, он наблюдается и у животных. Взять, хотя бы, саранчу. Безобидный спокойный «кузнечик», который в обычном состоянии не может пролететь и ста метров без попутного ветра, в период засухи (катастрофы) преображается – стремится объединиться с другими, превращается в тварь, всё сжирающую на своём пути, способную перелетать на сотни километров. Работа организма перестраивается, происходит метаморфоза: полная мобилизация, идеальная подчиненность стаду, любое самопожертвование, максимальная агрессивность. Все особи сбиваются вместе под действием т. н. «пондеромоторного» притяжения, вызванного резонансом.

Периодически подобное поведение демонстрируют и другие животные. Происходят странные нашествия то змей, то лягушек, то еще кого. Летом 2004 г. жители американского города Юджин почувствовали себя героями хичкоковского триллера «Птицы» (поставлен по одноименному роману Дафны дю Морье). Каждый день их буквально терроризировали черные дрозды. Они набрасывались на прохожих, царапали их и пытались клюнуть в голову…

В мире животных подобное явление происходит ради сохранения популяции. Не важно, что большинство погибнет – кто-то выживет, иначе погибнут все.

А вот как это происходит у людей: «…Ужасным в двухминутке ненависти было не то, что ты должен разыгрывать роль, а то, что ты просто не мог остаться в стороне. Какие-нибудь тридцать секунд – и притворяться тебе уже не надо. Словно от электрического разряда, нападали на все собрание гнусные корчи страха и мстительности, исступленное желание убивать, терзать, крушить лица молотом: люди гримасничали и вопили, превращались в сумасшедших. При этом ярость была абстрактной и ненацеленной, ее можно было повернуть в любую сторону, как пламя паяльной лампы». (Дж. Оруэлл. «1984»)

Не стоит искать в фашизме какую-то идеологическую, социальную, экономическую, политическую сущность – там её просто нет, а есть чисто физиологические явления – резонанс и индукция, которые должны объяснять биологи, физиологи и физики. Гуманитарные и общественнонаучные аспекты фашизма лишь «плетутся» вослед за индуктивным заражением, резонансом, пондеромоторикой (притяжением и отталкиванием резонирующих элементов – альтернатива прямым отношениям) и являются вторичными проявлениями. Утверждать, что национализм, или еще какая-то идеология является причиной фашизма – это всё равно, что считать причиной гриппа температуру.

Идеологией фашизма может быть что угодно, от националистической и коммунистической, до религиозной идеи (Крестовые походы, инквизиция, расправа над раскольниками в XVII в.) – лишь бы нашлось нечто формально объединяющее, а оно всегда найдется под давлением физиологической индукции и резонанса.

Конечно, в индукции всегда есть индуктор и индуцируемый – тот, кто заражает и тот, кто заражается. И для того, чтобы индукция состоялась, нужна настройка «приемника» на частоту «передатчика». Вот тут только и проявляется роль идеологии – в фашистский резонанас входят носители одних и тех же «…измов», люди с одинаково тенденциозным мышлением (подробная классификация, систематизация и смысл тенденциозностей – в «теории тенденций»). Тенденциозность («…изм») – это устоявшееся хождение по одному и тому же кругу, зацикленность (от слова «цикл»), т. е. колебательный процесс. А всякий колебательный процесс может попадать в резонанс с другим колебательным процессом, увеличивающим амплитуду колебаний, что у живых существ и есть фашизм. Тенденциозные люди, как маятники, подвешенные на одну растяжку, рано или поздно начинают колебаться, думать и действовать синхронно.

Для многих оказались шокирующей неожиданностью события на Манежной площади в Москве 11 декабря 2010 года. В пассивной России вдруг ни с того, ни с сего, вышла пассионарная толпа, возглавляемая экзальтированными футбольными болельщиками, с националистическими экстремистскими лозунгами, готовая ринуться громить всех и вся. А ведь футбольные фанаты оказались флагманами в демонстрации фашизма по совершенно прозаической причине: они больше других занимаются ритмо-зомбированием, тренировкой вхождения в резонанс на стадионах (кричалки, песни, ритмические движения, марши). Кстати, в фашистской Германии были популярны «качалки» – длительные ритмические синхроннные раскачивания толпы, имеющие ту же самую подоплеку.

С другой стороны, фашизм можно считать аффектом нации, группы людей – таким же аффектом, на который способен отдельный человек. В судах принято оправдывать за преступления, вплоть до убийства, совершенные в состоянии аффекта, поскольку известно, что аффект, помрачение рассудка, при котором человек начинает крушить всё подряд, на пустом месте не возникает. Человека еще надо спровоцировать, загнать в тупик, довести его до крайности. Вот тогда-то и возникает эта крайняя, но вполне естественная аварийная реакция (именно пассивная реакция, а не активная инициатива!). Так бывает и с нацией, народом – нельзя его унижать безнаказанно, нельзя его ставить на грань вымирания, нельзя безнаказанно традиционную культуру уничтожать распадом и безнравственностью.

Таким же аварийным «объединителем», но на биологическом уровне органов и клеток организма является раковая опухоль — в некотором смысле не болезнь, а временное естественное спасение, защитная реакция природы на болезнь, которая наступает до рака и которая состоит в системном отчуждении органов и клеток организма, выходе их из функциональных отношений. Так социальный «рак» — фашизм пытается спасти отчужденных людей. Если не было бы рака, то такие отчужденные органы и клетки ждал бы окончательный распад и отмирание-некроз. Раковая опухоль не дает отчужденным клеткам распасться и погибнуть. Другое дело, что на каком-то этапе, в какой-то фазе и рак, и фашизм сами становятся злостными смертоносными явлениями, но это не отменяет того, что они не причина, а следствие, и радикальным лекарством от них является восстановление функциональной системы отношений. В системном смысле и рак, и фашизм являются проявлением одного и того же явления — антисистемы, только на разных уровнях (антисистемная философия рака).

Фашизм – это своеобразный, заложенный природой во всё живое «флэшмоб», эффект которого, как известно, напрямую зависит от качества связи. В отличие от животных, у человека индукция-заражение может происходить не только при непосредственном контакте, но и по каналам обмена информацией. Именно бурное развитие коммуникаций привело к такому запредельному проявлению фашизма, как в Германии. И если сейчас коммуникативность по сравнению с первой половиной XX в. выросла на порядок, то даже представить себе трудно, что может произойти, если начнется тот же самый процесс…

Возможно, отказ людей от признания такого природного явления, постыдно присущего самим людям в виде фашизма, и является причиной мракобесия с некими змееподобными чудовищами, живущими в воде – лох-несским, «морским змеем». Скорее всего, рыбы, также как и наземные животные, подвержены индукции, и в критических ситуациях способны сплачиваться в еще более тесный единый организм, нежели обыкновенный косяк. То есть, рассказы о «морском змее» – сущая правда, вот только такого физического животного не существует, это лишь зрительное восприятие тесно сплотившейся колонии в единую змееобразную сущность, которую может засечь и эхолот. Описание «чешуи» «змея» соответствует виду отдельных слепившихся рыб. Очевидцы отмечают неуловимость гиганта, способность к быстрому растворению-распаду…

Жители лесной части России иногда сталкиваются с таким явлением как «двига» – тоже змееобразное образование, но в лесу, размером с небольшое бревно, состоящее из различных гусениц. Упорядоченное расположение, большой размер, гармонизированные движения и разноцветность придают необыкновенную красоту этому завораживающему явлению. В связи с этим местные поверья предписывают «счастливцу», увидевшему такое чудо, зачем-то «двигу» собрать, что сделать практически невозможно – при малейшем нарушении строя единая «змея» мгновенно расползается в разные стороны, исчезает, как и «морской змей». Подобное явление – «змеиная свадьба» часто встречается в начале лета в средней полосе России. О том, что это не «свадьба» говорит то, в ней участвуют змеи разных видов.

Широко известно аномальное поведение грызунов, ведущих одиночный образ жизни в северных широтах — леммингов, когда они в голодные времена объединяются в полчища и совершают массовое самоубийство, бросаясь с обрыва друг за другом в воду. Резонансное стремление повторять прыжки за другими особями отключает у леммингов чувство опасности.

В человеческом плане, мы слишком много на себя берем, если полагаем, что, в отличие от животных, обладая интеллектом, можем справиться с этой «чумой». Интеллект против индукции бессилен, он легко переходит на обслуживание фашизма. «Заражение» происходит для человека незаметно. Внешние сигналы, идеологические стенания не имеют никакого значения, поскольку человек, попавший в фашистскую индукцию, утрачивает восприятие очевидностей. Бесполезно ему что-либо объяснять – он превращается в «зомби». Там нет проблемы «правда – неправда», а есть другая – «свой – чужой».

Частое заблуждение – считать фашистов дураками. Это не соответствует очевидности. Нельзя сказать, что нацисты были такие уж бескультурные и глупые. Система, отодвигая человека от очевидности, наоборот, стимулирует его интеллектуализацию и рационализацию (это есть защитные свойства психики). Утрачивается очевидность, а не интеллект. Однако, обольщаться не стоит: индуцированная психика серьезно травмируется в том смысле, что утрачивает жизненно важные ориентиры, ценности, что ведет к деструктивным последствиям, зачастую – к самоуничтожению. Образно говоря, происходит что-то похожее на евангельсукую притчу о свиньях, которые, будучи инфицированы «бесами», сами попрыгали с обрыва в море (Мф.8:30-32; Мр.5:11-13; Лк.8:32-33). Есть основания полагать, что именно индукция является причиной иногда случающихся массовых самоубийственных выбросов на сушу дельфинов и китов. Во всяком случае, есть наблюдения, что дельфинье или китовое стадо перед выбросом совершает некий синхронный «парад», весьма похожий на парады человеческие, которые нам сохранила кинохроника фашистской Германии.

Зримой демонстрацией биологического резонаса является поведение перелетных птиц, которые с наступлением холодов начинают собираться в стаи, делать налеты по двое, по трое, чтобы войти в резонанс. Потом собираются в стаю и, махая в такт крыльями, делают перелеты на громадные расстояния – их силы под действием индукции, как и у саранчи во время нашествия, удесятеряются. Кроме прочего, клин перелетных птиц наглядно демонстрирует отличие биологического резонанса (живого) от физического (неживого) – его гибкость, подстраиваемость.

сли посмотреть на любой отрезок истории в любой географической точке, в любом масштабе, то складывается впечатление, что наступать на одни и те же грабли этой самой индукции – любимое занятие человечества. Проступает во всей своей циничности жесткое вытеснение этого явления из сознания, непризнание его, избегание, несмотря на то, что оно вполне доступно прагматичному научному исследованию. Даже орнитологи в случае с птицами в городе Юджин разводят руками – не знаем, мол, что это такое, впрочем, так же, как и в других случаях, в том числе и с саранчой – нашествия всегда происходят как бы впервые. В чем дело? Просто фашизм таков, что заставляет вытеснять из сознания самоё себя и все свои проявления даже в животном мире, а присутствует он в той или иной степени во всяком обществе. Это не то, что или есть, или нет, это то, что бывает в большей или меньшей степени.

Муссируется устойчивое заблуждение, что фашизм был побежден Советским Союзом при помощи стран антифашистской коалиции. Можно поставить на фашизме точку. А чем, спрашивается, сталинский фашизм отличается от гитлеровского? Если только тем, что немецкий фашизм направлен преимущественно на уничтожение внешнего «врага», а российский больше на внутреннего (это понятно – так разнонаправлены наши традиции – воинственная и рабская)? Который из двух «менеджеров» – Сталин или Гитлер «эффективнее» по количеству жертв обеих сторон (истреблению «врагов» внутренних и внешних), вполне очевидно.

Который из двух «менеджеров» – Сталин или Гитлер «эффективнее» по количеству жертв обеих сторон (истреблению «врагов» внутренних и внешних), вполне очевидно. Тем более, Сталин – это был лишь второй «фюрер» советского «рейха» после Ленина. При Ульянове-Ленине началось истребительное шествие российского варианта фашизма, отличавшегося от германского лишь формально: если у гитлеровцев в роли идентификатора «свой-враг» использовался такой симулякр как «нация», то у ленинцев-сталинцев эксплуатировалось в этом качестве не менее пустое понятие – «класс». В реальности ни «наций», ни «классов» в природе не существует, это всё фашистские заменители-симуляторы действительных сущностных объединений людей – культур (культура – это система отношений на основе уникальной системы ценностей).

Т. н. «Великая Октябрьская Социалистическая революция» 1917 г. – это, на самом деле, была не революция, а фашистский переворот. Революция – это смена государственнойсистемы, а переворот – это замена физических лиц во власти без изменения ее системы.Действительная революция произошла в феврале 1917 г., когда обозначился конец российской имперской деструктивной рабско-милитаристской системе, установившейся еще с Ордой (подробнее…) Как это происходит рано или поздно с любой империей, Россия встала перед неизбежностью развала, никакого мотива сохранять единую тюрьму у колонизированных Россией народов просто не было, потому системой и были найдены большевики, которые предлагали и осуществили реванш, реставрацию старой имперской системы и колониального рабства в еще более злостном фашистском виде, под новомодной наукообразной коммунистической риторикой.

Даже представители царской фамилии видели, что под прикрытием большевицкой «революции» осуществляется фактический реванш старой имперской системы. Вот как писал великий князь Александр Михайлович Романов в своей «Книге воспоминаний»:
«…фактом остаётся то, что … Советы вынуждены проводить чисто национальную политику, которая есть не что иное, как многовековая политика, начатая Иваном Грозным, оформленная Петром Великим и достигшая вершины при Николае I: защищать рубежи государства любой ценой и шаг за шагом пробиваться к естественным границам на западе! Сейчас я уверен, что ещё мои сыновья увидят тот день, когда придет конец не только нелепой независимости прибалтийских республик, но и Бессарабия с Польшей будут Россией отвоёваны, а картографам придётся немало потрудиться над перечерчиванием границ на Дальнем Востоке.»

После декларативно революционного, а фактически фашистского переворота , как совершенно логичное следствие, пошла косить фашистская коса смерти – гражданская война, репрессии, концлагеря, провокация голодоморов, коллективизация, индустриализация (роль гитлеровских автобанов сыграли ленинские электростанции), выращивание благословенного врага – дочернего германского фашизма и провокация большой самоистребительной войны. В той войне, т. н. «ВОВ», как и во всех российских войнах, победила система, а народ проиграл по всем реальным показателям, приобретя в качестве «плодов победы» беспрецедентное количество умерщвленных – около 30 млн., невиданные разрушения, голод, усиление рабского гнета, грабежа, беспросвет загнивания на ближайшие 70 лет…

Российская фашистская система, победившая другую фашистскую систему, потому избежавшая скамьи подсудимых «Нюрнберга», сегодня снова заходит на тот же круг. Фашизм сейчас проявляется в активно формирующейся фашистской пирамиде-вертикали. У нас сейчас, как и в Германии и СССР 30-х годов прошлого века, все ветви власти, политики, бизнеса, СМИ, церкви, искусства, науки слились в единую систему-иерархию-пирамиду. Кто не встроился – тот на умирание, чужой, враг. «Пирамида», несмотря на ее глобальность и очевидность, абсолютно изнутри не рефлексируется.

Дальнейшая логика «пирамиды» – провокация кризиса (пирамида неадекватна мирной экономике, она есть милитаристская форма управления, точнее, командования), чтобы народ, запуганный голодом, кинулся в ножки к спасителю нации и дал ему карт-бланш на мобилизационную экономику и плановые репрессии, которые дадут средства для модернизации и дешевую рабсилу. Потом «успехи первых пятилеток» (автобаны, электростанции или еще что-нибудь глобальное) – пирамида-то адекватна мобилизационной экономике, для того ее и устроила. Потом провокация большой войны – пирамиде на успехах не продержаться, нужна новая мобилизация. Потом потеря нескольких десятков миллионов, поражение, «Нюрнберг-2»…

Новая форма российского фашизма, скорее всего, будет безыдейной, этатической (государственно-ориентированной), корпоративистской, как в Италии при Муссолини. Фашизм скинет фиговые листки идеологии и предстанет во всей своей наготе пустого тупого пучкования. Российская «пирамида» нашла новую отмычку от любых защит, купила, например, либералов, демократов, оппозиционеров на их приверженности формальным законам и процедурам. Дело в том, что если из закона убрать его «дух», т. е. смысл, а оставить одну формальную оболочку, то его можно выворачивать как угодно, хоть с точностью до наоборот. Это оказалось эффективным как в борьбе с внутренними «врагами» — суды в России вытворяют всё, что угодно «пирамиде», невзирая ни на какой абсурдизм, так и во внешнем мире, например, аншлюсы Абхазии, Южной Осетии, Крыма не встречают серьезного сопротивления от мирового сообщества. Опять против фашизма нет оружия, как это было в 30-х годах прошлого века.

Признание того, что фашизм есть проявление биологического аварийного «магнетизма», болезненно для материалистической науки, т. к. означает признание идеалистических законов и явлений. Следом за этим придется признать и существование другого идеалистического «магнита», который не стерилизует, как фашистская индукция, личность человека, а наоборот ее кристаллизует – это любовь. Если фашизм делает из человека стадное животное, то любовь проявляет в человеке неповторимую человеческую индивидуальность, именно она является единственной достойной силой, противостоящей фашизму. Напрашивается крамольный для материалистов вывод: не пушками, не борьбой и не агитацией, а любовью и только любовью можно победить фашизм! Там, где нет любви, ее место рано или поздно займет фашизм. Это следует помнить, например, тем, кто старается подменить любовь сексом – они автоматически попадают в группу риска по фашистскому заражению.

Французы нисколько не лукавят, когда говорят о том, что выстоять фашистскую интервенцию и оккупацию, сплотить Францию перед лицом гитлеровского рейха помогла не пропаганда, а, например, голос Эдит Пиаф — «воробышка», поющего о любви. Ее пение было дезинфекцией от фашистского заражения, напоминаем о культуре, восстановлением здоровых ценностей. В итоге Франция, не противопоставляя германскому фашизму свой фашизм, вышла настоящим победителем в той жуткой войне по абсолютным показателям — максимальному сбережению народа, наименьшими разрушениями, и самое главное — сохранению культуры. Для французов было бы странно считать победой завоеванное дреколье штандартов, смерть десятков миллионов своих людей, утверждение у себя такого режима, как сталинского, в сущности, ничем не отличимого от гитлеровского…

Гуманитарным результатом Второй мировой войны явилась «Всеобщая декларация прав человека», принятая 10 декабря 1948 года. Сегодня эта декларация сделала своё дело и перестала быть актуальной, т. к. взамен государству и человеку на сцену истории выходит культура и личность. Устаревшая «Декларация» никак не препятствует ограничению прав культур на самоопределение – жить по тем законам, которые соответствуют системе ценностей каждой данной культуры. Личность по-прежнему принуждается жить по чуждому ее культуре укладу. Культуральными интервентами стали отнюдь не только старые поборники империй, тоталитарной власти, но и новые миссионеры, называющие себя «либералами» и «демократами». По-существу они являются усреднителями и стерилизаторами уникальных систем ценностей и культур, приводящими общества в ситуацию «аномии» (смешения ценностей, отчуждения) – как раз той, что предшествовала возникновению германского фашизма.

Гипотетически, чтобы уйти сегодня от фашизма, нужно его опередить – принять«Декларацию прав культур/личности», провозгласить примат культуральных систем ценностей, свободу личности, понимая личность как систему отношений, как носительницу уникальной системы ценностей. Никто не должен иметь права проводить культуральную (ценностную) интервенцию и подавление, стерилизацию. Каждая культура имеет право на развитие, на воплощение своей системы ценностей в законах и укладе, по которым она живет.

Это достаточно простые принципы, но наивно полагать, что какое-либо государство добровольно делегирует такие права своим подданным и их культурам. На сегодня все культуральные противоречия заводятся государствами в неразрешимые тупики, тлеющие костры конфликтов и террора – косовские албанцы в Сербии; баски в Испании; курды в Турции; чеченцы в России; абхазы и осетины в Грузии, палестинцы в Израиле; Приднестровье; Кашмир в Индии и т. п. Государства пытаются все эти генераторы деструктивности объединитиь в какой-то жупел «мирового терроризма», но это манипуляция, которая ни к чему не ведет. Необходимо честное и трезвое разрешение назревших проблем культурных свобод – дать дорогу новой нарождающейся свободе.

Как это ни печально, но скорее всего для принятия культуральной декларации потребуется новый фашизм и новая мировая война, на этот раз, может быть, не с десятками, а с сотнями миллионов человеческих жертв. Не иначе, природа опять будет вынуждена пойти на «непопулярные меры», чтобы заставить людей идти вперед, к свободе, развитию и прогрессу…

Однако в ближайшем будущем можно прогнозировать коренной позитивный перелом: XXI век, наконец, вылечит человечество от глобальной болезни всех времн и народов — этого самого био-физического резонанса, который на глобальном общественном уровне предстает в виде фашизма. В каких только формах мы его сегодня не видим — от самых легитимных до самых маргинальных. Например, у нас на глазах непримиримые противоборствующие депутаты Государственной Думы РФ вдруг, как по мановению волшебной палочки, превратились в единообразное выстроенное стадо, почти единогласно штампующее карательные законы. Этой «волшебной палочкой» стало индуктивное заражение и резонанс.

Резюме, определение фашизма

Фашизм — это биофизическое объединение людей в экспансивную агрессивную группу вследствие их индуктивного взаимозаражения и резонанса. Фашизм есть естественная биологическая реакция на утрату людьми нормального «объединителя» — культуры (как системы отношений на идейной, ценностной основе) во время культурной катастрофы: аномии (смешения ценностей) и отчуждения (распада систем отношений на всех уровнях от культуры до личности). Фашизм аварийно заменяет исчезающий человеческий идейный «объединитель» на биофизический, механический, свойственный всем уровням живой природы (например саранча). Идеология при фашизме (нацизм, этатизм и проч.) вторична, подверстывается под ситуацию, выбирается из маргинальных идей, доступных опримитивленному индукцией мышлению. Индуктивное заражение — то же самое, что происходит вокруг больных паранойей, поэтому идеология фашизма, как и паранойяльная, сводится к бреду величия и бреду преследования. Эволюционная роль фашизма: самоистребление людей, расставшихся с ценностным мышлением, вышедших из человеческой эволюции (состоящей в эволюции культур), путем поляризации, митоза их на «своих» и «врагов» (напр. «красных» и «белых», «нацистов» и «коммунистов», etc.) с последующей бойней, вследствие чего физически расчищается дорога третьим лицам — носителям культуры и ценностей, происходит эволюционный прорыв, который без «санитарии» фашизма был бы невозможен. Это не исключает возможности конструктивного, не фашистского, интеллектуального выхода из культурной катастрофы, но это дело будущего…

Стоит ли бояться фашизма?

Фашистская индукция настолько изменяет мышление, что фашисты не воспринимают очевидности, в том числе реальных антифашистов. Их схема «свой-враг» рисует не настоящий, а вымышленный образ «врага», в который действительные враги фашизма никак не вписываются. Этим объясняется, например, то, что во время большевистского террора погибали даже самые преданные коммунисты, обвиняемые в шпионаже, покушениях, диверсиях, в то время как те, кто в открытую презирал советскую власть, видел происходящее во всей его очевидности, порой жили легально и никто их не трогал. Для мифологизированного фашистского мышления реалисты как бы в «шапке-невидимке», в лучшем случае — сумасшедшие, которые как раз таки и не видят очевидной правоты зомбированных-индуцированных. Если человек видит фашистский процесс — это уже означает, что он не присоединится к фашистскому противостоянию «остроконечников» и «тупоконечников», не попадет в мифологические «враги», а следовательно, в значительной степени защищен от агрессии. Спасение при фашизме — в трезвости и свободе мышления…

Сеанс саморазоблачения

В сети есть немало популярных блогеров, регулярно размещающих материалы
пропагандирующие массовую вакцинацию. Отметились на этом поприще такие топ
блогеры как varlamov, mi3ch и некоторые другие,
время от времени постящие на эту тему, в основном к осенне-зимней компании
массовых прививок от гриппа. Выглядит это порою весьма сомнительно, буквально как освоение некого бюджета.
Вот, к примеру, mi3ch постит материал,
https://mi3ch.livejournal.com/4586272.html#comments
где категорически утверждает- "В этом году ВОЗ включила недоверие к вакцинации в список десяти глобальных угроз для здоровья населения. Интересно, что аргументация антивакцинаторов практически не изменилась с конца XIX века. Это религиозные доводы – недопустимость человеческого вмешательства в Провидение, Заговор фармацевтов, Отрицание необходимости вакцинации в настоящее время, Теории заговора и т.д."
Чернышеву задают резонный вопрос https://mi3ch.livejournal.com/4586272.html?thread=534253088#t534253088-
"Митрич, скажите честно, вам за этот пост заплатили?
Не так уж давно вы не были столь категоричны:
" И приводит
его запись в котором же этот самый автор пишет про детские же прививки-
"В этой теме я практически не разбираюсь. Буду признателен, если кто-то из специалистов ответит на этот вопрос.
Спасибо.
" https://mi3ch.livejournal.com/3330389.html

Ответ вы можете прочитать по ссылке. Но и так ясно, что никакой такой осведомленностью в этом вопросе, чтобы делать такие однозначные выводы, причисляя вакциноскептиков исключительно к религиозным фанатикам и сторонникам теории заговоров, он не обладает. И разбирается в вопросе ровно настолько, чтобы понять, где сторона "правильная"в известном смысле, а где-нет.
А ссылка на ВОЗ только подчёркивает, что
материал чисто пропагандисткий. А уж из личного интереса к теме он размещён, или из бескорыстной любви к другим каким то субстанциям, каждый может решить сам.
Аналогично можно сказать и про большинство других авторов подобных публикаций-эти материалы никак не связаны ни с тематикой блога, ни со сферой
интересов блогера. Прокукарекал, а там хоть и не рассветай…
Но есть и некоторые исключения. Одним из таких исключений является
известный своей шумной борьбой с лженаукой scinquisitor,
который основным своим полем деятельности выбрал как раз таки медицину и религию, неустанно понося гомеопатию, остеопатию, акупунктуру и пр. по его мнению чепуху, включая применение медицинских банок(!?). Короче говоря,
все те методы лечения, где либо вообще не используются лекарственные средства,
либо используются, но не те, которые производятся компаниями т.н. Большой
Фармы. Естественно пропагандируется "доказательная медицина", потому как там
исключительно "научно" проверенные патентованные средства, включая сюда и абсолютно безопасные вакцины. Ну и ещё оголтелая пропаганда ГМО
регулярно присутствует. Всё это идёт под неизменно приторно-сладким соусом борьбы с мракобесием и за чистоту науки.
Не ставя под сомнение эти благородные цели истинного учёного, болеющего за науку настолько, что всё своё время он отдаёт ведению блогов, каналов и пр. на всевозможных площадках в виртуальном пространстве интернета, поездкам по стране с лекциями, а также написанию книг на соответсвующие темы,
плюс работа на общественных началах в комиссии по лженауке РАН, в деятельности которой он играет не последнюю роль, хочется спросить-
а на собственно научную деятельность у него хоть какое то время остаётся,
чтобы продолжать себя гордо именовать ученым?
И ещё возникает вопрос- а где источники средств, позволяющие вести настолько разнузданный с точки зрения трудового кодекса образ жизни?

И тут происходит событие, которое приоткрывает завесу над этой тайной.

В своём посте "Как мы попали под «тлетворное влияние Запада»
https://scinquisitor.livejournal.com/166173.html
отбиваясь от нападок неназванных недоброжелателей, обвинивших его и ряд других
блогеров в том, что они не просто так, а на средства Госдепа ездили в "увлекательную" поездку в США, Панчин пишет-
"Да, я провел отпуск в Америке. Но не на гей-параде, а в национальной академии наук США..встречался с Полом Оффитом (педиатром, которой пишет книги о важности прививок) и со Стивеном Барретом (известным борцом с псевдомедициной). Было познавательно, но РАН тут вообще ни при чем"

Ба, да это же это полностью меняет дело! Теперь то нам всё стало понятно(С)!
РАН здесь действительно совершенно не при чём, демонстрируя свою полную беспомощность и никчёмность, позволяя неким бездарям, назвавшими себя истинными борцами за чистоту научных рядов(научными инквизиторами, не больше не меньше!) и действующими от её же имени под вывеской известной комиссии навязывать её членам собственное представление о том, кто достоин быть в неё избранным, а кто нет.
Панчин, надо признать, далеко не глупый молодой человек и действует он не по наитию, а по вполне себе четкому плану, взяв себе за образец как раз таки
названных им людей- Пола Оффита и Стивена Баррета.
Естественно, с учётом российских реалий. Тому же Баррету и в самых смелых
мечтах не могло присниться, что он может выступать от имени всей американской
науки в свои уже 85 лет. А Панчин в свои 33 запросто. Хотя это больше говорит о стране, чем о личностях, но факт остается фактом.
Так кто же эти люди? Стивен Баррет(Stephen Joel Barrett) в прошлом не слишком удачливый и известный врач, уже давно не занимающийся никакой практикой. А известен он стал своей борьбой с псевдомедициной. Сам он говорит, что после того, как он в медицинском колледже взял курс медицинской статистики он тут же понял разницу между научно обоснованной медициной и прочим. К прочему, естественно, относится всё, что нельзя обсчитать также хорошо, как
банальные лекарственные средства- остеопатия, гомеопатия, акупунктура и прочие натуропатии. При этом, естественно, из рассмотрения исключаются все исследования, показавшие положительные результаты из за якобы их плохого дизайна.
Да и вообще,всё непонятное просто следует игнорировать без дальнейших исследований. «Многие вещи не нужно тестировать [потому что] они просто не имеют никакого смысла», - говорит он, указывая на гомеопатию, хиропрактику и иглоукалывание в качестве примеров альтернативных методов лечения без правдоподобного механизма действия.
Читая о Баррете, приходишь к выводу, что Панчин буквально копирует его стиль и подходы, тем более, что и в смысле обожествления статистических методов у них общий подход и, в некотором смысле, общий бэкграунд.
Я думаю, что встреча с ним для Панчина была как встреча со своим учителем и наставником.
Что же касается второго персонажа, работающего в более узкой области, может быть самого известного в США пропагандиста поголовной вакцинации Пола Оффита(Paul Offit) то тут всё гораздо интереснее.
Во-первых, известен он не только как пропагандист вакцин, но и как человек,
получающий доходы в десятки миллионов долларов от их продаж.
Расследование проведенное Шэрил Аткиссон (Sharyl Attkisson) (бывшим корреспондентом CBS News) показало, что он связан многими нитями с компаниями т.н. Большой Фармы.«В результате расследования было обнаружено, что сам Пол Оффит, и возглавляемые им “Академия педиатрии” и организация« Каждый ребенок до двух », которые активно продвигают вакцины, берут деньги у компаний, производящих вакцины. Она обнаружила, что Академия получила миллионы долларов от Wyeth (сейчас Pfizer) и Sanofi Aventis на гранты, конференции, курсы медицинского образования и даже на строительство зданий ».
http://www.naturalnews.com/049990_Paul_Offit_George_Stephanopoulos_conflicts_of_interest.html#ixzz3cPiAIl5O
Аткиссон сообщает, что казначеями вышеупомянутой группы «Каждый ребенок до двух», которая занимается ранней иммунизацией детей, являются чиновник из Wyeth (Pfizer) и консультант по фармацевтической промышленности.
Важно отметить, что Оффит был также обвинен в том, что в его детской больнице, он занимал должность научного руководителя с оплатой в 1,5 млн$ финансируемой компанией Merck&Co"
http://www.truthwiki.org/paul-offit/

Не трудно догадаться, какую цель преследовала данная встреча. С американской стороны, точнее со стороны корпораций в лице их доверенного представителя, это были смотрины, а со стороны Панчина это была презентация себя как влиятельного, обладающего
определенным весом потенциального лоббиста соответствующих интересов
фармкомпаний в России.
Зная, какие усилия Панчин и Ко прилагают для пропаганды ГМО, не удивлюсь, если вдруг станет известно, что кроме названных Панчиным встреч, были также встречи с представителями биотехнологических компаний, заинтересованных в открытии российского рынка для своей продукции.
Так что РАН здесь действительно не особо при чём. Товарищ уверенно идёт к успеху, раскручивая свою известность
по проверенным рецептам борьбы с "мракобесием", которая так нравится корпорациям.

Россия-просто страна бедных людей

Взято https://dedov.livejournal.com/1638.html

Посещение бедных


Почему же все так и когда же все это закончится?

Немытая Россия – страна не «рабов и господ», а просто страна бедных людей. Бедных людей в России – большинство. А учитывая, что большинство богатых русских тоже когда-то были бедными, мы имеем дело с большинством подавляющим. И для того чтобы понять, что происходит вокруг, необходимо обратить внимание на абиссаль низов, на народную толщу и её самые тёмные сгустки. И тогда, возможно, мы сможем сформулировать решение проблемы или хотя бы наметить какие-то ориентиры.

Психологический портрет

Представители низших слоёв общества рождаются и существуют в обострённой нехватке ресурсов, в борьбе за них. Собственно, это и есть определение бедности. В результате чего, отношения между людьми выражено иерархичные, антагонистические, конкурентные («если не ты, то тебя», «бить надо первым»). Страх за своё настоящее и будущее, страх потерять малое, но имеющееся, или не получить то, чего не хватает, неминуемо ведёт к повышенной агрессии. В результате люди живут в среде с высоким уровнем насилия и агрессии, к которому привыкают с ранних лет. В самом безобидном виде агрессия и иерархичность проявляются повсюду в виде беспричинного хамства, заносчивости, грубости и чванства. Хамят в очередях и магазинах. Хамят гаишники, пограничники, врачи, учителя. Хамят в посольствах и муниципальных учреждениях. А вспомните брань, крики, драки и кровь в очередях за неликвидом или в давках у лопат с блинами.

Большую часть времени представители низшего класса занимаются выживанием в широком смысле слова: скандалят, грызутся и собачатся, работают локтями, пашут за копейки в две смены, халтурят, воруют, отсиживают срок в тюрьме, ищут дозу/бутылку/жертву/объект преступления.

Выживание при нехватке ресурсов сопряжено с воровством. Действительно, «пьют и воруют», и воруют много, даже когда ресурсов становится много, все равно воруют из-за страха потерять наворованное. Воруют начиная от цветов из клумб на тротуарах, свечек на могилах и заканчивая миллиардами долларов из казны: пенсионных фондов, фондов благосостояния и здравоохранения. Я берусь утверждать следующее: утечка капитала (легального и нелегального) происходит не потому, что его финансово выгодно содержать и вкладывать в прибыльных сегментах глобального рынка, а потому что прятать крупные деньги в нищей стране сложнее, накладнее и опаснее, чем вне её. Можно потерять награбленное и спрятанное, могут найти и забрать. Деньги из бедной страны от страха бегут, а не возвращаются. Разговоры о деофшоризации – это разговоры в пользу бедных, но о них ещё будет сказано.

Стоит ли удивляться коррупции в стране, где бедные слои общества являются её основой, почвой, гегемоном?

Обострённая иерархичность низших слоёв общества рождает свои устои: дворовые правила, воровскую мораль, бандитские понятия, тюремную романтику, законы и «простые истины» жизни. Выяснение чужого социального статуса и подтверждение своего – важный социальный ритуал людей из низов («кто реальный пацан, а кто лох», «кто на шконке, а кто под шконкой», «кто дух, кто дед, а кто черпак»). В массовой культуре это ярко проявляется. Например, часто можно слышать стенания о телевизионных вкусах зрителей, предпочитающих бесконечные сериалы о ментах, бандитах, беспризорниках и всевозможных асоциалах. Действительно, часто место действия сериалов – гаражи, помойки, вертепы, теплотрассы, крезовники, притоны, диспансеры, казармы, лагеря, тюрьмы, интернаты. Частенько главный герой – киллер, спортсмен, проститутка, золушка или некогда грязный князь. Или просто крутой мужик, с очень тёмным прошлым, но ныне в завязке, отошедший от дел, раскаявшийся, успокоившийся, остепенившийся, вставший на праведный путь. Но он может и развязаться, если надо будет, да так, что мало не покажется. Главные герои – олигарх или проститутка – ведут себя одинаково странно, но у них все как у людей, все понятно и доступно. Привлекательность таких сериалов объясняется не дурным вкусом или целенаправленной политикой продюсеров. Просто сериалы эти говорят на понятном, доступном, логичном для бедного зрителя языке. Эти сериалы и фильмы — «про жизнь», «про жизненные вещи», «про нашу действительность», «да, все так и есть». Это наше все, отечественное, родное. А на западе «там нет души, там чудно все, только взрывы одни». Ещё страшнее то, что люди ищут подтверждения и смакования убогости своего бытия в таких артефактах. Подтверждения и безопасного переживания, того, что вот-вот с ними случится или может случиться. Или даже случалось. Этим можно объяснить бешеную популярность телепроекта «Криминальная Россия».

Низшие слои общества – рассадник всевозможных социальных болезней: от бездомности до туберкулёза. Кстати, о последнем: люди из низов меньше живут, реже обращаются к врачам, чаще гибнут в результате насильственной смерти и от неизлечимых или сложно излечимых болезней. Чаще других они умирают и калечат себя и других по неосторожности, халатности, нерадивости, в том числе в результате ДТП. Посмотрите, кто чаще всего совершает ДТП, отправляет на тот свет себя и других. Из прессы мы знаем, что примеры такого поведения, к сожалению, демонстрируют и представители отечественной системы здравоохранения.

Они не только пренебрежительно относятся к своему и чужому здоровью, но и к своей и чужой собственности. Чем ближе ко дну общества, тем больше бесхозности, разрухи, грязи, кавардака и антисанитарии. Есть мнение, что люди в России не видят дальше порога своей квартиры. Это не совсем корректное утверждение. То, что творится в квартирах не сильно отличается от того, что творится вне их пределов.

Низшие слои общества плохо образованы и не оценивают адекватно образование вообще. Добрая половина их имеет образование не выше среднего. Отсутствие полноценного, систематического образования передаётся из поколения в поколение и прочно создаёт в сознании людей урезанную картину окружающего мира.

Низшие слои общества аполитичны. Обнажённая иерархичность затмевает пресловутые и непонятные политические процедуры. На политику у них в прямом смысле нет энергии. В результате чего они легко внушаемы, легко поддаются влиянию и угрозам («не проголосуешь – уволим/не дадим пособие/снимем с очереди/сократим зарплату»). Поэтому с удовольствием отдают они голос за неисполнимое обещание, за бутылку водки, вязанку дров, продуктовый набор. Или бесплатно, потому что таков закон их жизни. «Так надо», «бог терпел и нам велел».

Злость и зависть, мнительность, обидчивость, злопамятность, обострённое чувство особой народной «справедливости» низов делают из них массовых стукачей, сторонников расправ, запретов, репрессий, расстрелов и жестоких казней (вспомним народные суды). Чем ловко и пользуются власти.

Низшие слои общества – главные потребители пропаганды, духовной пищи, метафизики, геополитики, патриотизма, богоносности, мессианства, легенд об особом пути, о национальном интересе, о былом и настоящем величии русской цивилизации, о фантастических предках, о братских народах и пятой колонне, о сверхдержавах и строгих, но справедливых великих вождях (те самые «разговоры в пользу бедных»). Разговоры в пользу бедных выступают для низов в качестве временного анальгетика, который, как и алкоголь, временно снижает тревожность и страх, снимает социальное напряжение. Но только временно. В государстве, основой общества которого является низший класс, руководители страны всегда спешат хорошенько окормить плебс духовностью.

Мышление низов – ригидное, пассивное из-за страха «получить по шапке», из-за страха перемен, которые могут принести новые лишения или изменения в существующей иерархии, в понятный жизненный уклад. Интуитивно люди ощущают, что какие-то серьёзные пертурбации приведут к повышению стресса у соотечественников, особенно находящихся в низших стратах общества. Стресс приведёт к всплеску агрессии и тревожному чувству неопределённого будущего. Ожидают ли люди чего-то хорошего от неопределённого будущего? В большинстве случаев – нет. Низы являются первыми рьяными сторонниками стабильности. Все всегда пускается на самотёк, а любые намёки, связанные с какими-то переменами, принимаются в штыки, агрессивно блокируются, развенчиваются навязанными штампами, похабными трюизмами и обратной логикой. Они глубоко пессимистичны, а их хаты — с краю. «Лишь бы не было войны», «может быть хуже», «авось рассосётся, обойдётся, образумится», «как бы чего не вышло».

Короткая их память, живут они одним днём, плохо что-то планируют. Раз ресурсов нет, то нечего и планировать.

Жёсткие законы иерархии диктуют необходимость не выделяться из толпы, не совершать лишних телодвижений, потому что эти телодвижения могут вызвать конфликт или неодобрение окружающих («не высовывайся, тебе больше всех надо?»). Человек как бы интуитивно ощущает гнетущее внимание со стороны угрюмых сограждан («ты какой-то особенный? думаешь, лучше других?»). Несомненно, по его мнению, они ждут, когда он оступится, «лоханется», «лопухнется», чтобы высмеять, осудить, опустить, разорвать, использовать. Даже когда совсем нет оснований для такого поведения, он от него не отступает, действует на автомате – так надёжнее. Восприятие всего окружающего мира происходит через призму личного негативного опыта и негативного опыта других. Вместо кооперации – конфликт, состязание или самоустранение. Вместо поддержки – желание воспользоваться ситуацией для самоутверждения.

Часто можно слышать историй людей, отдыхавших заграницей, о том, как они искали курорты, места или отели без сограждан, где не слышна родная речь, где не заметно знакомого поведения и нет, наконец, гнетущего внимания сограждан… По этой же причине широко распространена русофобия уехавших в другие страны соотечественников.

Хорошо, предположим, что Россия – бедная страна, в которой живут бедные люди. И что с того? И что тут такого? Ведь есть и приличные граждане, «нормальные люди», вот и с ним надо иметь дело, на них все держится.

Если гегемоном общества является низший класс, то это значит, что из низших слоёв выходят не только преступники, бомжи, алкоголики и наркоманы, но и, например, сотрудники спецслужб, офицеры армии и полиции. Из низов появляются судьи и прокуроры. Учителя и директора школ. Стоит ли удивляться коррумпированности судей, прокуроров, полицейских, идущих на сговор и подкуп? Да и не удивляется никто. «Деньги есть – договорятся; откупится, выйдет». Стоит ли удивляться садизму сотрудников ФСИН и полиции, «вышедших родом из народа», организующих «дыбы», «растишки», «слоников», посадки граждан на стеклотару и инструменты влажной уборки?

Политология бедных

Бывает, что дети чернорабочих становятся крупными чиновниками, высокопоставленными государственными мужами с внушительными рычагами управления и финансовыми возможностями. Попав на ступеньку выше, такие люди не изменяют своим родным законам бытия. Правила жизни они уясняют навсегда в детстве и их тащат с собой наверх. Пользуясь своим положением, они заглушают и страх потери, и хроническую нехватку ресурсов, которую испытывают с ранних лет. Часто люди, испытавшие длительный голод, уже когда беда миновала и холодильник полон, продолжают неистово запасаться сухарями. Для демонстрации и утверждения своего нового статуса используются появившиеся ресурсы: ботинки, часы, машины, яхты, самолёты, виллы, молодые любовницы и жёны (или мужья, есть и такие примеры).

От психологического дискомфорта, если такой возникает, избавляются новоявленные хозяева жизни, вовлекая в новую воровскую деятельность родственников, бывших коллег, проверенных знакомых, собственных детей. Дополнительно, нарочито либо честно проникаются религиозностью. Но самое неприятное в этой истории, то что чувство обострённой иерархичности, потребность самоутвердиться, потребность выживать в условиях ограниченных ресурсов за счёт других, никуда не деваются. Оказавшись в касте привилегированных, человек из низов соблюдает изначальную стратегию выживания, которая в его случае проста: оставайся наверху благодаря гноблению и опусканию тех, кто внизу. «Их место у параши». Человек из низов никогда не будет думать о достатке других, об их незавидной судьбе, опасаясь изменений в сложившейся в его пользу иерархии. Он не думает об обязанностях и обязательствах. Прагматичная забота о других, с конечной целью получить дивиденды в свою пользу, тоже не возникает в его сознании. Наоборот, он автоматически будет стремиться сохранить, упрочнить, законсервировать положение вещей. Оправдание таким действиям будет найдено легко. «Если кто-то решил утонуть, спасти его уже невозможно», «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Русофобия в верхах – это чувство презрения к своему прошлому и к себе настоящему. Не стоит думать, что помпезное открытие колонки с водой, это какая-то нелепая шутка. Это колонка не с водой, а плевками.

Низший класс испытывает неприязнь не только к собственным представителям, но и к классу над ним. Низший класс завидует среднему классу, желая одного из двух: либо забрать все то ценное, что есть у него («отобрать и поделить»), либо пускай «если нет у меня, то пусть и у тебя не будет».

Средний класс

В обществе, где гегемоном является низший класс, средний класс неминуемо прибывает в деформированном состоянии.

Немногочисленный средний класс в России растёкся тонким слоем маргарина по наковальне. Снизу их подпирают толщи страт низшего слоя, а сверху висит молот класса, существенная часть представителей которого имеют сомнительное происхождение. Вообще, может сложиться впечатление, что и молот, и наковальня, в долгой перспективе, преследуют одинаковые цели и работают заодно. В результате возникает ощущение безысходности и беспомощности. А ещё приходит понимание, что общество, основой которого являются низшие слои – это общество неудачник, это failed state. Если для верхов выгодно быть первыми в провинции, то у среднего класса перспектив нет. Остаётся только одно – по возможности покидать страну и становится средним классом другого общества. Те, кто остаются – окукливаются, абстрагируются, закрываются в своём почти уютном мирке. Уезжающих призирают, им завидуют, а оставшихся винят во всех бедах, обзывают либералами.

Либералы

А вот здесь надо сделать важное уточнение. Либералы – это замусоленный лейбл, который вешают на очень разных людей, преследующих различные жизненные стратегии. Для неискушённого представителя толщи любой человек с ресурсами – либерал, антагонист по ранее объяснённым причинам. Есть, так сказать, условные приличные либералы, немногочисленные представители среднего класса, которые логично и уверенно перекочевали из советского среднего класса или являются таким же логичным его продолжением. Они пытаются реализовать себя, реализовать свои идеи и замыслы, улучшить своё благосостояние благодаря личному труду и усидчивости. Они могут в чем-то заблуждаться, они могут придерживаться несуразных экономических теорий, близоруко ориентироваться на удалённые социумы, существующие на ином общественном фундаменте. В России эти люди выглядят немножко нелепо, неуклюже, наивно, не к месту. Эта наивность выводит из себя представителей низших слоёв.

Есть состоятельна прослойка общества, которая видит в размытой либеральной мысли источник статус-кво, защиту для наворованных состояний и разных нетрудовых доходов. Их либерализм – это дымовая завеса, пыль в глаза с целью заставить общество «не обращать внимания на человека за занавеской».

Бывшие бедные мозолят глаза низам, нарочитой демонстрацией богатств и роскоши, вызывая сильное раздражение и желание прибегнуть к опыту продразвёрстки и раскулачивания в самом жёстком варианте. Для бывших бедных, низшие страты общества — «тупое кровожадное быдло», живущее на «проклятой» земле.

Но и условные приличные либералы с недоумением наблюдают за происходящим и, мягко говоря, тоже испытывают дискомфорт и антагонистические чувства, пребывая в стране, где гегемоном является бездна бедности. Они боятся агрессивных народных масс, перспектив общества-неудачника и жизни в таком обществе.

«Человек за занавеской», заставший над схваткой, ловко орудуя имеющимися в его распоряжении рычагами и кнопками, может легко использовать (и делает это дозировано) средний класс в качестве идеального пугала и живой пиньяты.

И что дальше?

Перед тем как ответить на этот вопрос, я хочу подкинуть пищи для размышлений. А как в таких условиях, в таком социуме может происходить честная, конкурентная борьба через честные демократические процедуры? Могут ли избиратели, представляющие разные страты общества, отдать свои голоса за одного кандидата? Что это будет за кандидат? Могут ли избиратели купиться на одни и те же обещания? Что это будут за обещания? Могут ли они все рассчитывать на удовлетворение своих чаяний после выборов? Как подавляющее большинство воспринимает эти демократические процедуры? Это не риторические вопросы, на которые я всех призываю постараться ответить.

Так есть ли свет в конце тоннеля? Твёрдо отвечу. Нет света в конце тоннеля. В сложившийся парадигме его и не может быть.

Прежде всего, что подразумевается под этим светом? Свет в конце тоннеля — это изменение структуры социума, где гегемоном должен стать средний класс, а не толща низов. С бедностью необходимо бороться любым способом, любыми нетривиальными методами (хоть бутылками Мейнарда Кейнса, с адаптацией под современные технологии) и увеличивать средний класс минимум в три раза.

Будет ли низший класс бенефициаром таких перемен? Это, само собой, разумеется. Но из моего опуса становится понятно, что осознать необходимость таких перемен он не может. Не может он и встать во главе этих перемен. «Народ решил, народ выбрал, народ сделал» — это все разговоры в пользу бедных, репертуар «человека за занавеской» из Волшебника Изумрудного города. Мировая практика показывает, что из бедности людей вытаскивают за волосы, силком, пинками, через не хочу. Спасение утопающих – не дело рук утопающих. Это обязанность квалифицированных специалистов, в противном случае утонут все. И любой спасатель на воде скажет вам, что тонущие частенько ведут себя неадекватно или агрессивно по отношению к спасателям.

Можно ли назвать бенефициарами перемен условных псевдолибералов? Разумеется, нет. Во всяком случае, далеко не всех. Скажем обтекаемо: изменение статус-кво может сказаться на их финансовом благополучии и политических перспективах. Особенно учитывая распространённую в верхах профнепригодность. Они будут класть кирпичи в плавки спасателям.

Запуганный и малочисленный средний класс России выиграет от таких глобальных социальных изменений больше всех. Быть человеком с ресурсами в бедной стране все равно что быть бедняком в самой богатой. Ни о какой самореализации и развитии речи быть не может. Дело за малым — перестать бояться народной толщи и тем более презирать её. Необходимо осознать свою центральную роль в создании нового фундамента для будущего страны. Если не из добрых побуждений, так из личных прагматичных расчётов. Здесь я оговорюсь, что на нынешней политической арене полноценных представителей среднего класса практически нет. Есть мимикрирующие конъюнктурщики, которых называют «тусовочкой». Прищуриваясь и усердно глядя далеко вдаль, пытаясь что-то разобрать в мутных силуэтах, я не вижу представителей «тусовочки» на ключевых ролях ни при каких раскладах.

Выход из тоннеля

Каким будет этот выход, или переходный период? Точнее, каким он мог бы быть? Моё личное убеждение, с которым необязательно соглашаться: увы, речь идёт о продолжительном переходном периоде в виде диктатуры (с просчётами и перегибами), возможно, в чем-то похожей на режим, воцарившийся на Сейшелах в конце 70-х. Разумеется, необходимо адаптировать такую диктатуру под российские реалии и помножить на масштабы страны и населения, если хватит цифр на калькуляторе.

Пожалуй, закончу так: света в конце тоннеля нет, но его можно зажечь.

Почти сбывшийся прогноз из 2008 года- "Следующий рубеж. Фашизм"

"Давайте посмотрим, каким будет следующий рубеж обороны путинизма.
Когда на Западе падает олигархия или свергают диктатуру – приходит демократия. Но восточнее Рейна кризис олигархии дает шанс тоталитаризму. Для того, чтобы распад абсолютистских, а затем и олигархических моделей, не приводил к торжеству «романтических» движений протофашистского толка (как правило, в виде «народно»-монархических или генеральских режимов, основанных на идеологии «личной унии подданного с неограниченной властью царя или короля), либеральные (республиканские) и лево-демократические силы, прикладывали, извините за тавтологию, огромные усилия, десятилетиями воспитывая уважение к правам и свободам, к уважению демократических ценностей.
В иных условиях, следующий уровень «упрощения» - фашизм. К термину фашизм я готов применить практически любое толкование. Включая «марксистско-ленинско-сталинское» - насчет диктатуры наиболее реакционных кругов капитала… Все будет в строку. Но я думаю, что читатель, согласится с двумя важными составляющими фашизма.

Смертельный страх
Первое. Фашизм не может быть в традиционном обществе, тогда это – королевская деспотия, тирания инквизиции, разгул черносотенства, что угодно, но не фашизм. Фашизм – это орудие для ликвидации уже существующего гражданского общества, существующих и укорененных (иначе их отменяют указом) демократических институтов. Такую ликвидацию невозможно осуществить без своеобразного антидемократического «восстания масс». Должно быть очень сильно, хотя и на первых порах оно может быть не формализованным, движение против демократических институтов и демократических ценностей (парламент – пустая говорильня, правосудие – уловка для бандитов, свобода слова – рассадник брехни и аморализма). С этой точки зрения, например, никакой угрозы фашизма в нашей стране до сих пор не существовало. Хотя идеология очень многих защитников «Белого дома» в сентябре – октябре 1993 года, да и вообще, антиельцинском «бело-красном» движении 1992-93 годов содержала именно такие принципиально антидемократические компоненты. Как бы потом их настрой ни покрывался флёром жертвенного романтизма.
Но даже в худшие периоды в революционно-контреволюционном двадцатилетии (1989-2008) у нас случались только различные версии бонапартизма. Авторитарная власть меняла свою реформаторскую легитимацию на охранительную, «патриотическую» на «западническую» и наоборот, лихо стравливала левых и правых, традиционную (номенклатурную, партийно-хозяйственную по своему происхождению) и новую финансово-торговые элиты, регионы-доноры и регионы-реципиенты…
Но сейчас, когда невозможность нового подкупа «белых воротничков» (наших радостно блеющих от футбольных побед барашков) становится очевидной, и столь же очевидным становится то, что режим ничего не может предложить им для любви и уважения себя, возникнет желание напугать до смерти. Например, хорошо зная, что в отечественной политической культуре смертельный страх называют любовью (к вождю, к родине, к партии и проч.).
Крупный бизнес, разумеется, сильно напуган «басманным правосудием». Он достаточно напуган для того, чтобы не финансировать оппозицию, и думать забыть о «майданных» вариантах. Но он недостаточно напуган, чтобы отучиться интриговать и пытаться подкупать бюрократию. Правящая олигархически-силовая группа отлично понимает, что в авторитарно-рыночном обществе, где богатство – единственный критерий успеха, а подобострастная лояльность – единственный ключ к карьере, деньги как ржа разъедят и полицию, и бюрократию. В борьбе «по правилам» кинжала (и плаща) с кошельком (и пером) победа вторых обеспечена. Поэтому режим обречен либо созерцать, как магнаты скупают «партию власти», либо создать ситуацию, когда даже мысль о подобном будет столь же непредставима, как призыв к отставке правительства в нынешней Госдуме.
Что касается, «широких масс», то их запугивать уже не надо. Они и так всего боятся: и милиции, и Америки, и собственной тени. Достаточно профилактически уничтожать любого активиста, выработать условный рефлекс – любая попытка протеста, любая попытка объединения, даже для совместной жалобы на градоначальника – карается. Но «широкие массы» могут поддержать конкурента, внезапно пойти за лидером протестного движения. Крах социалистических режимов в Восточной Европе и события 1989-93 годов в СССР (назовем их Четвертая Русская революция) показали, как опасен этот тлеющий огонь под пеплом, это латентное ворчание и бурчание… В считанные дни и недели дотоле покорный народ вспыхивает мощным движением – с готовыми вождями и простой и четкой программой, с мобилизующими лозунгами. Поэтому массам будут прививать преданность. Примитивный идеологический набор путинизма (немного антиамериканизма, немного шовинизма, немного культа государства, много эгоизма, и много-много веры в доброго царя) будет заменен на сильную, иррациональную идеологию. О том, какой она может быть, мы будем рассуждать, говоря о втором неотъемлемом признаке фашизма.

Деспотия
Второе. Фашизм – это деспотический режим (т.е. режим, подчиняющий себе крупный и средний бизнес, политику, гражданское общество, церковь, образование, культуру, но не поглощающий их полностью, что признак уже тоталитаризма) + единственная официально признанная комплексная доктрина (охватывающая историософские теории, представления о государстве и праве, политэкономические и искусствоведческие модели) + криминализация любого инакомыслия + принудительное вовлечение всего населения, в том числе детей, как в публичные ритуалы демонстрации лояльности, так и в псевдогражданские структуры.

Какая же госидеология нас ждет? С исторической точки зрения, если мерить десятилетиями, и пропустить «демократическую смуту» 1988-99 годов, с ее неразберихой и скачкообразной сменой идеологических декораций, произошло следующее. Доктрину идеологического мессианизма, проводимого в жизнь философами-«жрецами», сменила модель национальной авторитарной меритократии – страной должны править «истинные патриоты» (разумеется, ими могут быть только «бескорыстные и самоотверженные рыцари» - офицеры спецслужб) с помощью высокопрофессиональных экспертов - в интересах процветания и укрепления национального государства.
На деле же было создано «опричное государство», в котором собственность опальных магнатов переходит в руки его гонителей из числа карательных органов – как частная. Наша история не знала такого свыше 400 лет.
Более того, последние 8 лет показали, что по причудам истории, антикоммунистическое движение победоносно завершили именно «чекисты», точнее, наследники ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ. Миф об «органах», которые «меч пролетарской диктатуры», и портреты Феликса Эдмундовича на каждой стенке, очень долго маскировали истинную суть структуры, созданной Генрихом Ягодой и нечеловечески развитой его наследниками, а именно - орудие ликвидации коммунистической партии как ПОЛИТИЧЕСКОГО феномена (т.е. сообщества, живущего политико-идеологической борьбой за возможность проведения конкретной политики, в интересах различных социальных групп). Результатом стало то, что формально монополизировавшую всю жизнь общества и контролирующую все механизмы госуправления, ПАРТИЮ свели к нескольким принципиально неполитическим функциям – она стала конгломератом бюрократии, «приводным ремнем» от правящей группы к массам и мощнейшим пиаровским концерном. Реабилитация Николая Романова и его семьи, как жертв советской власти, стало последним осиновым колом, который наследники Ягоды и Ежова вбили в гроб наследия Ленина и Свердлова. Полагаю, что расстрелянных в Катыни польских офицеров не реабилитировали именно потому, что, с точки зрения нынешней власти, они - жертвы не предосудительной ныне большевистской утопии, но государственного прагматизма, поскольку их расстрел укладывается в логику борьбы за подчинение извечного геополитического соперника - Польши.

Национализм
Обычная фашистская идеология в духе Муссолини «все – во имя государства, ничего – помимо государства», в НАШЕЙ стране уже никого не затрагивает.
Даже юных отроков и отроковиц из протокремлевской молодежки, чья идеология, кстати, четче всего подпадает под определение «антидемократического восстания» фашистского типа. Что останется от их нежной и трогательной любви к «партии и правительству», когда грозная длань экономического кризиса закроет перед ними карьеру офисного раба, предложив участь ученика сантехника или подавальщицы в шоферском кафе? Ненависть к инородцам, американцам и демократам? Желание любой твердой власти, которая вернет работу их родителям, а им – социальный статус?
Доктрина о праве на власть тайного ордена госбезопасности, лишь одному которому ведомы пути государственного возрождения, хороша для самих орлов госбезопасности. Как все такие доктрины, она – эзотерична по своей природе. Капитана госбезопасности можно убедить, что он принадлежит к сообществу потомков мудрых жрецов Изиды (я не шучу, слышал и такую версию), но как этому капитану убедить в этом остальных… Хотя бы тоже капитанов - армейских, милицейских, не говоря уже о капитанах дальнего плавания или «капитанов индустрии».
Значит, остается только один сильный ход – иррациональный, «зоологический» национализм. Это действительно сильный ход, но он неминуемо ведет к распаду страны. С исторической точки зрения, в течение последних полутораста лет Россия все время сокращала границы «поля идентичности», хотя всегда старалась быть центром культурно-исторического поля, куда более широкого, чем территория расселения русского народа. При Николае I Российская империя внезапно выступила как заступник восточного христианства против гнета Османской империи, как восстановитель Византии (это закончилось Крымской войной). При Александре II и Николае II Российская империя выступала как защитник славянства от Османской империи и германской экспансии (это завершилось Берлинским конгрессом и Брестским миром). Это были попытки сделать Россию центром особой цивилизации. Затем 70 лет СССР выступал как представитель мирового коммунизма. Это была самая грандиозная со времен Халифата попытка создания глобальной универсальной идеократической общности. Начиная с мая 1945 года к этому прибавились еще два слоя – защита славян от (западно)германского реваншизма и защита новой общности – советский народ от «поджигателей войны». Второй рубеж – цивилизационный (славянская субцивилизация и русско-евразийская субцивилизация) надежно подпирал первый. Но вторая Весна народов* (май 1988 – май 1990) всю эту конструкцию разломала. Правители России отошли на следующий рубеж идентичности, который им казался абсолютно нерушимым – в июне 1990 г. демократические власти России, полностью поддержанные в этом вопросе коммунистами антигорбачевского толка, провозгласили страну национальным государством. В декабре 1991 года, при утверждении Верховным советом РСФСР (той же странной демо-коммунистической коалицией) Беловежских соглашений, этот выбор был закреплен.
*Весна народов – события 1848 года, начиная с февраля – одновременная вспышка демократических, национальных и социалистических революционных выступлений от Франции до пространств Германии и Австрийской империи.

Но многонациональный характер возникшей Федерации требовал создания надэтнической идентичности. Если такая идентичность не возникает на основе отпора внешнего врага (а у новой России все были друзья, даже Дудаев хотел дружить с Ельциным), то нужна мощная внутренняя идея. Совместная борьба народов за развитие демократии? Это годилось, но подрывало позиции номенклатурной элиты, в том числе элиты этнократической, объявившей себя реформаторами и сделавшей всё, чтобы загнать народ «на кухни». Объединяющее всех право, русский вариант «американской мечты» - каждый может стать миллионером или президентом? Но тогда не было шансов у путинизма. И был выбран страх: а в чистом поле система «Град», За нами Путин и Сталинград… Батяня комбат… И Арбат… Но это – не идентичность. И когда затрещало по швам, появился тезис о «русофобии». Мощное решение. Вся мировая история – заговор, кругом враги… Ты виноват лишь в том, что хочется ИМ есть… Но это – только для русских. «Голубая» порнушка «натуралов» не разжигает. Остальные народы империи/федерации уже и официально вычеркиваются из «круга консенсуса». Почаще рассказывайте ингушам о польской оккупации Москвы. У вас есть шанс увидеть на очередном взорванном блокпосте не только надпись «Аллах акбар», но рядом приписку «Еше Полска несгинела».

Путинизм, перерождаясь в фашизм, обречен сделать ставку на этнический русский национализм. И когда страна, которую уже не соединяет ничего, кроме ОМОНа, ФСБ и телефонного «конституционного» права, начнет разваливаться, оставшаяся Республика Русь (может быть, уже царство) найдет в себе как главный объединяющий момент исключительно этническую идентичность.
Но мне хочется сказать не о том, как будут спасать свою шкуру силовые олигархи и олигархочки.

Несогласные
Сторонники народовластия сегодня внутренне категорически не готовы противостоять фашизации. Режим, если будет падать, будет валиться только в сторону фашизма..........."
https://stalker-ok.livejournal.com/4829.html